Пн-Пт с 09:00 до 19:00 Мск

Как мы можем вам помочь?

20.03.2014

Представленный законопроект пока не внесен в Государственную Думу РФ, предназначен только для общественного обсуждения. Возможно, именно поэтому, и чтобы оставить возможность маневра в таком обсуждении, в законопроект включены наиболее жесткие принципы и требования.

Основное содержание законопроекта

Институт контролируемых компаний («CFC», «Controlled Foreign Corporation / Company») известен многим европейским странам и странам Америки. Его суть везде одинакова: доходы, полученные компанией, которая признается «контролируемой», могут облагаться у ее собственника еще до момента распределения ему дивидендов. Фактически, презюмируется, что контролируемая компания является полностью зависимой от своего владельца, ее доходы предназначены ему для личных целей, он имеет возможность ими пользовать непосредственно со счета компании (факт распределения или не распределения дивидендов, таким образом, признается формальностью и игнорируется).

Например, в ситуации, изображённой на схеме ниже, прибыль компании CFC будет облагаться у ее российского собственника, вне зависимости от того, как эта прибыль была получена:

Законопроект предполагает, что данное правило должно действовать при одновременном соблюдении следующих условий:

  • собственником должно являться российское лицо (физическое или юридическое лицо);
  • собственник должен иметь контроль над компанией CFC (в качестве контроля рассматривается владение капиталом от 10% или обусловленная иным образом возможность влиять на хозяйственные решения компании);
  • юрисдикция, в которой создана компания CFC, должна быть поименована в специальном перечне Министерства Финансов РФ.

Если все из указанных условий соблюдаются, то прибыль CFC будет облагаться по стандартной налоговой ставке, применимой к собственнику – 13% для физических лиц или 20% для юридических лиц. Собственник обязан отчитаться о полученной CFC прибыли, представив налоговым органам России соответствующую декларацию, а также отчетность самой контролируемой компании. Штрафы за несоблюдение новых норм могут составить от 300 000 рублей (100 000 рублей за каждое действие: непредставление документов, непредставление отчетности, минимальная сумма штрафа за неуплату налога).

Вопросы реализации законопроекта

Законопроект, несмотря на то, что он был анонсирован, получился неожиданно и немотивированно жестким, даже по сравнению с общемировой практикой. Вероятно, часть из предложенных мер будет изменена в процессе обсуждения и принятия закона. В частности, среди спорных вопросов можно выделить следующие положения законопроекта:

  1. В общемировой практике контролируемыми компаниями считаются, как правило, компании с существенной долей владения (от 30-50%). Столь низкий порог участия как 10% встречается достаточно редко в мире (здесь, например, можно вспомнить разве что соседний с Россией Казахстан). Очевидно, что лицо, владеющее только 10% в капитале компании, не может единолично влиять на ее хозяйственные решения, следовательно, не может, в частности, регулировать выплату ему дивидендов, распоряжаться иным образом доходами CFC. Можно предположить, что эта планка с точки зрения справедливого применения права должна быть значительно выше.
  2. На настоящий момент не вполне ясно, какие именно юрисдикции войдут в перечень Министерства Финансов России для целей контроля CFC, будет ли это отдельный новый перечень или должен будет использоваться уже существующий «черный список» оффшоров, утвержденный Приказом Минфина России от 13.11.2007 г. № 108н. В публичных заявлениях Минфин РФ ранее утверждал, что перечень для целей CFC может быть отдельным, и включать в себя не только оффшорные юрисдикции, но и низконалоговые (например, Кипр), однако, в законопроекте это пока не нашло прямого отражения.
  3. Законопроект не делает различий между активными и пассивными иностранными компаниями. Контролируемыми компаниями, согласно нему, могут считаться как компании, занимающиеся предпринимательской деятельностью (например, торговые компании, имеющие большой оборот расходов и доходов), так и инвестиционные компании – компании, единственной целью которых является аккумулирование пассивных доходов (процентов, дивидендов, роялти). В мировой практике CFC считаются, в первую очередь, пассивные /инвестиционные компании. Этот подход совершенно верен и справедлив: чистая прибыль активной компании при нормальном течении бизнеса может быть предназначена для реинвестирования в нее же – она может быть направлена на развитие, покупку нового оборудования, расширение рынков и пр. Бездоказательно считать такую прибыль доходом собственника – явно излишне и вредит принципам свободного предпринимательства в целом.
  4. Не очень понятна база для расчета налога на доход CFC. Законопроект предписывает рассчитать прибыль такой компании по правилам главы 25 НК РФ (налог на прибыль российских организаций), однако, очевидно, что этот метод на практике не применим. Для иностранных компаний, имеющих стандартную отчетность, которую они ведут по правилам, установленным законодательством страны своего нахождения (GAAR, IFRS, или иные стандарты), применение к ним требований российского налогового учета будет означать обязанность пересчитать полученный финансовый результат заново. Для компаний, не имеющих стандартов отчетности (как большинство оффшоров, например), это будет означать дополнительную обязанность такую отчетность вести исключительно для российского налогообложения. При том, что документооборот и первичные учетные документы, составляемые по иностранному праву, могут не советовать требованиям российского налогового права, подтвердить или опровергнуть итог такой отчетности CFC будет фактически не возможно.
  5. И, что, наверное, наиболее интересно, не вполне ясно, каким образом Министерство Финансов предлагает проверять исполнение норм данного законопроекта на настоящем этапе. Нормы об автоматическом обмене информацией с иностранными юрисдикциями, о которых много говорят в последнее время на уровне ОЭСР, не получат полной силы ранее следующего года. При этом реальная перспектива эффективной работы такого обмена по странам, заявившим такое желание, не менее чем 3-7 лет (учитывая все технические вопросы, которые предстоит разрешить). Планируемые нормы автоматического обмена во многом менее жесткие и не настолько тотальные, как этого требует предложенная концепция CFC (планируются лимиты по суммам операций, информация по которым подлежит обмену, исследуются, в основном, пассивные компании и пр.). До того момента, как обмен налоговой информацией будет введен в полную силу и отлажен в совершенстве (включая обмен данными о конечных бенефициарах, что сомнительно на данном этапе), предложенная концепция CFC не будет полностью эффективна.

В качестве заключения

На настоящий момент предложенный Минфином России законопроект содержит в себе максимально жесткие требования к регулированию данной области. В представленном обзоре мы обозначили только основные из планируемых мер, среди не названных остались также, например, обязанность уведомления о владении иностранной компанией, новый подход к понятию налогового резиденства и налогообложению сделок с российскими активами.

По нашему мнению, предложенная концепция будет существенно модифицирована в будущем – если она не будет изменена самим Минфином РФ на стадии обсуждения или Государственной Думой на стадии принятия, то, в нее, неминуемо внесет корректировки практика применения. Тем не менее лицам, которые подпадают под описанные выше критерии CFC, мы рекомендуем провести дополнительный правовой анализ с оценкой возможных рисков, применимых именно к их структуре.

Наши специалисты будут рады оказать Вам помощь и консультацию. Более подробную информацию, в том числе по данному вопросу, Вы также можете получить на нашем ближайшем семинаре.

Как мы можем вам помочь?